3df4ac0f мдф ламинированный: виды. |     

Полякова Татьяна - Овечка В Волчьей Шкуре



ОВЕЧКА В ВОЛЧЬЕЙ ШКУРЕ
Татьяна ПОЛЯКОВА
Анонс
Любящий муж, спокойная жизнь - все есть у молодой женщины Анны Шульгиной. Но её счастье длится совсем недолго. За ней начинается настоящая охота, и среди преследователей не только бандиты, но и… собственный муж, и родители.

К удивлению Анны, она обнаруживает, что владеет английским и арабским. Но откуда все это - она не представляет, потому что после автокатастрофы совсем не помнит своего прошлого. Так кто же ты, Анна?..
***
Врач выглядел озадаченным.
- Когда вы попали в аварию? - спросил он, разглядывая рентгеновский снимок.
- Год назад, - сглотнув, ответила я. Наш разговор мне все больше и больше не нравился: что он увидел на этих снимках, не говорит, а вопросов задает слишком много. - Что-нибудь серьезное? - спросила я. Вышло это у меня как-то испуганно.
Он взглянул из-под очков и профессионально улыбнулся, затем накрыл мою ладонь своей и ласково сказал:
- Анна Ивановна, мы здесь для того, чтобы разобраться, почему вас мучают частые головные боли. После аварии вы лежали в больнице "Скорой помощи"?
- Да, то есть нет. Я действительно находилась в больнице "Скорой помощи", - злясь на саму себя, вздохнула я, - но в Екатеринбурге. В то время мы жили там.

А сюда переехали уже после аварии.
- А медицинская карта у вас сохранилась?
- Нет. Видите ли, мы отправляли вещи железнодорожным контейнером, и он куда-то запропастился. А когда прибыл по назначению… в общем, все наши вещи исчезли. - Он смотрел на меня с сомнением, а я неожиданно покраснела, хотя говорила чистую правду; все так и было: именно по этой причине (я имею в виду пропавший контейнер) у нас с мужем не было не только медицинских карт, но даже ни одной старой фотографии, никаких дорогих сердцу безделушек, милых сувениров на память, которыми непременно обзаводится любая семья.
- Расскажите мне об этой аварии, - вдруг попросил врач, а я смутилась: ничего о самой аварии я не помнила, так же как и о том, что ей предшествовало. О двадцатичетырёхлетнем периоде своей жизни я знала исключительно со слов мужа.

Но посвящать в это сидящего напротив человека я не собиралась, он и так смотрел на меня с подозрением, точно я шпион, террорист или наемный убийца из сериалов. Впрочем, я скорее всего преувеличиваю и интерес его действительно профессиональный. Я вздохнула и неуверенно начала:
- Авария произошла год назад, в мае. Я возвращалась с работы, уже стемнело. Я сворачивала к своему дому и влетела в "КамАЗ", оставленный кем-то возле тротуара, Несколько дней находилась без сознания. Перенесла две операции.

В общей сложности полгода провела в больнице. Извините, наверное, не это вас интересует, но в медицине я не сильна и… - Он кивнул и улыбнулся, как-то странно глядя на меня. Черт возьми, что он там увидел на этих снимках?

Полчаса назад я вертела их в руках, усмехаясь и качая головой: не скажешь, что я выглядела красоткой. Однако ничего интересного на снимках я не обнаружила. Правда, я понятия не имела, как на рентгеновских снимках должна выглядеть здоровая голова, а как такая, как моя.
- Вы делали пластическую операцию? - спросил он, а я почувствовала мягкое беспокойство, точно что-то кольнуло в сердце. Почему меня так испугал его вопрос? Я не знаю, делали мне пластическую операцию или нет, зато точно помню свое ощущение, когда впервые после аварии посмотрела в зеркало. Такой же укол в сердце и странная тоска, будто вовсе не свое лицо я видела, будто мне поменяли тело… Конечно, это ужасная чепуха, Андрюша объяснял мне, что это результ



Назад