3df4ac0f     

Полякова Татьяна - Одна Но Пагубная Страсть



ОДНА, НО ПАГУБНАЯ СТРАСТЬ
Татьяна ПОЛЯКОВА
Анонс
Как заманчиво чужими руками сейф обчистить! Нет, вы плохо не подумайте! Наталья просто хотела отнять собственные деньги у коварного Димки Рыбакова - шефа и бывшего обоже, который усиленно делал вид, что запамятовал про должок.

И Наташка уговорила лучших подруг восстановить справедливость, а сама, как главное заинтересованное лицо, улетела в Геленджик обеспечивать себе алиби. Вот так Ленка и Катя стали грабительницами.

Сначала-то все шло по плану; в офис проникли, полночи в шкафу пересидели, к сейфу прокрались. Только он, родимый, уже открыт, а все охранники перестреляны!..
Идет конкурс на то, какая фирма будет рыть канал.
Выступают американцы: "Мы выроем канал за два года, рыть будем с двух сторон. Точность стыковки - метр".
Затем говорят японцы: "Рыть будем с двух сторон, срок - год, точность стыковки - пятьдесят сантиметров".
А потом русские: "Выроем за три месяца. Рыть будем с двух сторон. А вот точность стыковки...

На худой конец у вас будет два канала под Ла-Маншем".
"Он засмеялся.
- А больше ты мне ничего не хочешь сказать ?
- Нет.
- Нет?
- Нет.
- Ну что ж, мой телефон ты знаешь, и я каждый вечер в "Шанхае"..."
В этом месте я уже рыдала, слезы горохом катились по моим щекам, я всхлипнула и потянулась за платком, отложив любимую книгу в сторону. Как мы, женщины, иногда бываем слепы, не понимаем очевидного, проходим, можно сказать, мимо своего счастья. Потом, конечно, локти кусаем.

Философские размышления пришлось прервать.
- Катька, ты чего? - услышала я над самым ухом и от неожиданности вздрогнула, начисто забыв, что в комнате я не одна. Две мои подружки стояли рядом и таращились на меня в полнейшей растерянности. Я посмотрела сначала на одну, потом на другую и обреченно ответила:
- Она его не любит.
- Кого? - нахмурилась Наташка.
- Тимура, - всхлипнула я.
Ответ поверг Наташку в глубочайшее раздумье, поняв, что одна не справляется, она повернулась к Ленке.
- Ты его знаешь?
- Кого? - в свою очередь спросила та.
- Тимура, естественно.
- Не-а. А ты? - Наташка интенсивно замотала головой, и обе подружки вновь на меня уставились.
- А кто его не любит-то? - додумалась спросить Ленка.
- Ольга.
- Воронина? - вновь заговорила Наташка. - Это из соседнего подъезда, что ли? Мать-одиночка? Я бы на ее месте не особо привередничала, коротышка с веснушками, без профессии, зато с ребенком, уж не знаю, чем ей не угодил этот Тимур.
- При чем здесь моя соседка? - возмутилась я.
- Так она же Ольга Воронина, мы ей от фирмы подарок новорожденному приготовили. Между прочим, твоя идея была, все уши мне тогда прожужжала: у ребенка коляски нет... А теперь что?
- Что? - растерялась я.
Наташка хмуро посмотрела на Ленку, та пожала плечами, мол, она здесь ни при чем, и обе вновь на меня уставились.
- Ты утверждаешь, что это не она, - разозлилась Наташка. Разозлиться ей ничего не стоит, а в гневе она страшна. Я уже заранее перепугалась и дипломатично спросила:
- О чем мы сейчас говорим?
Вопрос поверг подруг в смятение.
- Чего ревешь, я тебя спрашиваю? - рявкнула Наташка так, что я подскочила на диване, инстинктивно втянув голову в плечи.
- Иногда люди не способны понять друг друга, - ответила я.
- Так ты скажи так, чтобы я поняла, - прорычала Наташка.
- Я же объясняю: иногда люди не способны понять друг друга, принимают неверные решения, потом страдают, слезы льют...
- Какое неверное решение ты приняла? - забеспокоилась Ленка. Она вообще очень любит беспокоиться.
- И почему н



Назад